Warrax

Понять СССР - 011: Империя / не империя

Являясь империей по структуре и способам управления, получая с имперского своего состояния массу бонусов (главный бонус - развитие за счёт отбора лучших мозгов, специалистов, спортсменов... из всех регионов) и суммируя эти бонусы с бонусами планирования (что и позволило принимать и исполнять фантастические инфраструктурные решения типа эвакуации предприятий в войну, например).
Это структурное решение всячески низводилось и очернялось (слово "империализм" резко негативно окрашено и т.п.).
Что мешало?
Тут же -- недостаточная гибкость, закоснение пропаганды, начётничество и догматизм.

Здесь два подвопроса. Во-первых -- об империи: нефиг примитивизировать отношения в империи до колониализма и неоколониализма. Конвенциально различают два "подвида" империй:

а) колониальная, которая эксплуатирует провинции по полной программе, типичный пример -- Великобритания в недавнем прошлом, США.

б) континентальная -- которая не колонизирует народы, а присоединяет их территории, распространяя свои законы и пр., но при этом сохраняя этническую идентичность провинций и т.д. При этом метрополия несёт прогрессорскую ф-цию. Примеры: Древний Рим, СССР.

Можно также выделить сателлитный подвид (США) и кооперативный (Евросоюз), но это уже нюансы, сейчас лишь в самом общем виде.

Как я давно писал, Империя -- это в первую очередь некая Идея + воля, достаточная, чтобы её продвигать. Многоэтничность -- это лишь следствие экспансии Идеи. К сожалению, в таком -- более разумном стратегически -- варианте более развитая государствообразующая нация часто судит окраины по себе, те же не испытывают благодарность за помощь, а наглеют и требуют преференций и "компенсаций".

Таким образом, СССР был континентальной империей, которая вляпалась в ловушку гуманности и мягкотелости по отношению к нац. окраинам.

 

Почему не назывались Империей? Как верно подмечено в самом вопросе: "недостаточная гибкость, закоснение пропаганды... и догматизм". Во-первых, подчёркивали отличие от Российской Империи. Во-вторых, у Ленина была статья "Империализм как высшая стадия капитализма" и другие, поддерживающие эту концепцию, и, следовательно, терминологию. В результате "Империя" воспринималась как "империализм-капитализм". Более того, официальная доктрина марксизма гласила об отмирании государства, представляя его машиной угнетения народа, так что "за временное сильное государство вынужденно для противодействия капиталистам" ещё можно было выступать (при Сталине его дела на благо страны и народа значительно расходились с догмами марксизма), но вот за "имперские амбиции" -- ни-ни! Интернационализм (понимаемый как "старший брат делится с младшим и терпит его заскоки"), право на самоопределение народов и всё такое. При этом, повторюсь, следствие полиэтничности было принято за суть. Что, кстати, наглядно показывает противоестественность игнорирования вопроса этнического самосознания и подмену его на т.н. классовое.

Привело это к тому, что очень мощный символ "Империя" не использовался. А следовало бы. Петр Великий не зря принял звание Императора.

Сейчас, к сожалению, многие националисты выступают против Империи, почему-то ассоциируя термин исключительно с опытом СССР "окраины паразитируют на метрополии". Иногда встречается противоположная т.з., европейская -- "надо устроить колониальную империю и всех грабить", не менее кривая.

 

Очень важно понимать, что будущее русской нации -- это именно Русская Империя. Даже в примитивном сведении к многоэтничности -- у нас есть коренные российские народы, поэтому создание "Русского национального государства" -- это либо несправедливое угнетение малых коренных народов, либо мелкотравчатые улусы (что ведёт к исчезновению русских). И вообще, из той же давней статьи про Империю:

"В разговорах о русской нации так или иначе всплывает родственная ей тема — «имперское мышление». Его стесняются, считают чем-то порочным, а ведь таким образом мысли надо гордиться, лелеять и холить его, хранить и развивать. Империя — это качественно новый уровень и социальных связей, и организации производства и политико-экономических возможностей как всего государства, так и каждого его гражданина в отдельности. Нынешние благополучные Бельгии и Дании не строили и никогда не смогут построить Днепрогэсы, Трансибы, Норильские Никели — это недостижимый для них уровень производства, силенок не хватит. А наша империя умудрилась за 70 тяжелейших лет своего существования сделать такой задел, что за 20 лет демократического беспредела нынешние «слуги народа» не смогли все до конца развалить и украсть. Империя — это качественно новый уровень, недостижимый государствами-карликами. Именно Русской Империи боится Запад, так как знает, что второй раз ему уже не победить. И бьет он именно по империи, по имперскому образу мысли, по русской нации. Империи Великобритании, Франции — все это развалилось, а вот Советский Союз, построенный на имперском самосознании русской нации (совершенно уникальном явлении), пришлось валить всем «цивилизованным» миром, да так до сих пор до конца и не справились.

Принадлежность к русской нации требует от индивида имперского (а не мелкособственнического!) мышления. Именно этим объясняется тот удивительный факт, что русские, голосуя в 1991 г. на референдуме о том, быть Союзу или нет, отдавали предпочтение именно Союзу, прекрасно понимая, что большинство союзных республик паразитировали на России и русском этносе. Мелкопоместное мышление вызывает у имперцев смех (если бы оно не причиняло бы такие неприятности) — попытки национальной мелочевки найти у себя хоть какие-то отличия от русской нации (пусть —коверкая язык, пусть — окунаясь в трясину средневековых обычаев, пусть — вспоминая обиды нескольковековой давности или придумывая несуществующие) не могут вызывать ничего, кроме презрения. Имперское национальное мышление как раз стремится заимствовать лучшее из различных культур, отторгнуть худшее и дегенеративное, синтезировать гармоничную национальную модель, помогающую установлению взаимопонимания между как можно большим числом граждан государства (пусть и из разных этносов).

Последнее, кстати, очень важно: культура имперской нации не стоит на месте, а развивается. Скажем, русская не сводится к балалайкам и матрешкам".

 

Не могу не процитировать Михаила Диунова, который сформулировал проблему в буквальном смысле по пунктам:

  1. Империя не является самоцелью для русского народа, более того, она даже не является для него первоочередной целью.
  2. Империя — это форма государственно-политической реализации уже сложившегося русского государства, появившаяся как результат политической деятельности великой нации с целью эффективной организации управления инородческим окружением.
    3. Империя может быть только национальной, ненациональные империи — это фальшивые империи, или империи, находящиеся в стадии разложения, каждая великая нация стремиться реализовать свою империю как результат собственной великодержавности.
    4. Национальное государство не может не быть империей или не стремиться ею стать. Как только национальное государство добровольно отказывается от империализма, оно само превращается в объект экспансии инородцев.
    5. Национальная проблема не разрешима в контексте современного господства доктрины либерализма и демократии.

Так кому же не по нраву Русская Империя? Разным категориям.

Но их всех объединяет идея «русские как нация не должны существовать». Не так уж важно, под каким соусом это преподносится — как превращение в обслугу газовых и нефтяных труб либо в музейные экспонаты «Русские, 100%, популяция живет на территории в три квадратных километра». Существенна же именно их позиция против великой Русской нации и державности России.

август 2012